Пропавшие в годы Гражданской войны. Проблемы идентификации останков, обнаруженных в Петропавловской крепости

Пропавшие в годы Гражданской войны. Проблемы идентификации останков, обнаруженных в Петропавловской крепости

История, о которой рассказала к.и.н., ученый секретарь Музея истории Санкт-Петербурга, Ирина Александровна Карпенко, началась в 2009 году, когда на территории Петропавловской крепости было обнаружено массовое захоронение людей, погибших в период 1917–1921 гг. Руководство ГМИ СПб приняло решение провести археологические работы, чтобы обследовать северную часть Заячьего острова и убедиться, что, либо там есть какие-то неизвестные могильники, либо точно выяснить, что на этой территории нет захоронений, и это единичная случайная находка. Обнаруженные останки, предметы, результаты раскопок поставили перед археологами, антропологами и историками определенные задачи, которые они должны были решать параллельно. Итогам исследований ученых была посвящена встреча с И.А.Карпенко.

АРХЕОЛОГИ

В ходе археологических работ в течение нескольких сезонов была обследована вся территория за пределами Никольской куртины между Зотовым и Головкиным бастионами. Было обнаружено 11 расстрельных ям, связанных с Гражданской войной и красным террором. По повреждениям на костях стало точно известно, что эти люди были расстреляны, они все были казнены. Все кости были перемешаны. Там же вместе с ними находились отстрелянные гильзы. Никаких личных предметов или документов, по которым можно идентифицировать отдельного человека или предположить, кто все эти люди, обнаружено не было. Наиболее массовые находки это предметы личного благочестия – нательные крестики, медальоны. Это говорит лишь о том, что основная часть погибших была христианами.

АНТРОПОЛОГИ

В 2011 году археологи передали материалы для работы антропологам, которые начали проводить свои собственные исследования. Их задачей было выяснить, сколько человек находится в этих 11 могильниках, выявить поло-возрастной состав, какие-то индивидуальные прижизненные особенности каждого человека – повреждения, ранения, заболевания и т.п., — которые могли бы помочь подтвердить или опровергнуть предполагаемую идентификацию.

Пропавшие в годы Гражданской войны. Проблемы идентификации останков, обнаруженных в Петропавловской крепости

Две особых задачи, которые должны были решить антропологи, связаны с современными методиками идентификации человека. Одна из важных задач – создание генетического банка данных и материала для реконструкции лиц. У индивидов с сохранившимися черепами, необходимо было произвести дополнительные исследования и обмеры. Поскольку не было известно, кто эти люди, материал собирался по всем возможным направлениям.

ИСТОРИКИ

Отдельные задачи стояли перед людьми, которые работали с архивами. Задача историков осложнялась тем, что никакого комплекса документов по Петропавловской крепости на этот период не существует. Известно, что некоторое время практика ведения регистрационных книг заключенных Трубецкого бастиона, существовавшая в царское время, сохранялась и при большевиках. Существуют списки заключенных на период с октября 1917 по январь 1918 года. Но после января 1918 года списков, напрямую относящихся к Трубецкому бастиону, не выявлено. Также не ясно, были ли вообще регистрационные книги, уничтожены ли они. Возможно, они просто пока не обнаружены.

По результатам исследований были сформированы списки для предполагаемого поиска на основе нескольких источников – сохранившиеся обрывочные списки регистрационных книг 1917-1918 гг., списки в разных архивах, составленные на основе запросов организаций, которые просят выпустить специалистов, арестованных во время красного террора в 1918 и 1919 гг., списки заложников красного террора, опубликованные в большевистской прессе 1918-1919 гг., списки из воспоминаний очевидцев и т.п.

ИТОГИ И ВЕРСИИ

В первую очередь было определено, сколько человек находилось в расстрельных ямах – не менее 160. Определенным открытием явился поло-возрастной состав этих людей. Основная группа —  мужчины в возрасте 30-40 лет, что не было неожиданным. Судя по обрывкам одежды это в основном военные. Удивление исследователей вызвал тот факт, что среди расстрелянных есть женщины, их десять, и это, по их мнению, очень много. За время работы антропологи собрали генетический банк данных и материал для реконструкции лиц.

По словам И.А.Карпенко, большая часть информации, которую удалось обнаружить, относится к первой обнаруженной яме. В 2010 году про это захоронение было известно, что в яме найдены останки 16 человек, среди них одна женщина и мужчина-инвалид.

Пропавшие в годы Гражданской войны. Проблемы идентификации останков, обнаруженных в Петропавловской крепости

При проверке одного из списков расстрелянных 13 декабря 1918 года удалось выяснить, что в нем есть женщина и мужчина-инвалид. Он потерял ногу во время русско-японской войны в Порт-Артуре. Так был идентифицирован генерал-майор Российского флота Александр Николаевич Рыков. Такое совпадение – женщина и взрослый мужчина с серьезной прижизненной травмой – дало возможность идентифицировать целую группу. В ней оказался и контр-адмирал М.М.Веселкин, и два морских офицера, герои русско-японской и Первой мировой войн — Анатолий Десимон и Павел Плен. Таким образом, в ходе исследования было идентифицировано 16 человек.

Относительно идентификации останков некоторых людей существуют только версии, основанные на отдельных фактах биографии, фотографиях или свидетельствах очевидцев. Например, после выявления большой группы молодых людей возникла гипотеза, связанная с антибольшевистским восстанием юнкерского Владимирского училища. В ее основу легли воспоминания одного из очевидцев тех событий.

«Эта работа может длиться бесконечно, пока не будет найден основополагающий документ. Если бы нашлись регистрационные книги, то это было бы прорывом, потому что тогда стало бы ясно, кого с кем сравнивать и кого искать. Возможно, эта работа будет вестись еще много лет, и по каким-то кусочкам, крупинкам удастся восстановить картину того, что происходило в Петрограде, в частности в Петропавловской крепости, в это сложное время для понимания исторических процессов», — отметила И.А.Карпенко.

«Единственный из всех, кто уже обрел упокоение, это Александр Николаевич Рыков. Он похоронен в семейной усыпальница на Новодевичьем кладбище благодаря его внуку, которого мы счастливо отыскали. Была проведена генетическая экспертиза и установлено, что А.Н.Рыков погиб в Петропавловской крепости. Что касается других останков людей, которые были извлечены из расстрельных ям с 2009 по 2012 год, то, безусловно, их надо похоронить, они должны обрести покой. Есть надежда, что те, чьи останки уже полностью исследованы, в 2022 году будут похоронены», — завершила свое выступление И.А.Карпенко.

По окончании рассказа И.А.Карпенко были заданы многочисленные вопросы гостей, касающиеся предполагаемого места захоронения (предположительно это будет кладбище Памяти жертв 9 января, где также есть другие захоронения жертв революции 1917 года), реабилитированы ли эти люди в 1990-е годы в связи с пересмотром дел (да, реабилитированы, но необходимо отметить, что их даже ни в чем не обвиняли) и ряд других вопросов.
__________

Программа СПбИИ РАН «Дискуссии в Доме Лихачева» посвящена обсуждению новых монографий и исследований сотрудников Института и иных научных и образовательных учреждений и имеет целью их популяризацию. Формат «Дискуссий…» — не презентация, а научное или научно-популярное обсуждение исследований и тем, не потерявших свою остроту.

Пропавшие в годы Гражданской войны. Проблемы идентификации останков, обнаруженных в Петропавловской крепости

Comments are closed.

Яндекс.Метрика